Главная Мои университеты Библиотека Полезные связи Вернисаж Гостевая книга Контакты
Расписание Индивидуальные консультации Тренинги и группы Вы спрашивали
Новости библиотеки

02.11.2015 Материнство: иметь или быть?
Новая статья размещена в разделе Библиотеки"Мои статьи" в преддверии тренинга "Истоки материнства", который начнется 12 ноября.

24.09.2015 Виновата ли я?
Статья  о детско-родительских отношениях, основанных на чувстве вины и стыда, об их причинах и последствиях. Опубликована в разделе "Мои статьи" 

09.04.2015 О любви и привязанности
Статья опубликована в разделе "Мои статьи" Это ответ на вопрос о влиянии ранних отношений с матерью на наши способы формирования отношений сегодня и каковы перспективы их (отношений)  коррекции в разных случаях.


Новости 4 - 6 из 27
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все

_____

Сказка про Одинокого Волка, Попрыгунью и волшебного жука

Далеко-далеко, за горами, на которых густится туман и обволакивает деревья.  Далеко-далеко,  за пещерными городами, где на стенах видны скелеты рыб и следы от панцирей улиток. Далеко-далеко, за глубоким синим морем, на волнах которого стаями носятся дельфины. Далеко-далеко, у берегов холодной чистой реки жило племя ремесленников. До того хорошо они сплавляли олово и железо, до того крепкие у них получались плуга, до того прочные пеклись горшки, что слава о чудесных мастерах текла вниз по реке по всем встречным племенам и селеньям, аж до самого моря. И приезжали люди из соседних селений на ослах да на слонах и меняли кто мясо ланей и птиц, кто зерно и травы, на сверкающие ножи, кувшины с тонкими горлышками или тарелки с прекрасными орнаментами.

Жил на краю селенья ремесленник  Одинокий Волк– плел он корзины из высушенных листьев лиан. Был он не то, чтобы лучше других или хуже, был он обыкновенный. Работу свою делал хорошо, старательно, с любовью. Сам он редко ходил товар свой менять. Потому как придет на базар и в то время, когда другие ходят, и товар свой нахваливают, стоит в сторонке ждет: кто к нему подойдет и товар предложит. Бывало, и к нему подходят: гребешки деревянные для кос на корзинки менять.

- Э, - отвечает он,  - зачем мне ваши гребешки, у меня то, и чесать ими нечего…

Но когда индеец расторопный с гребешками попадется, то  так их станет нахваливать, да к волосам Одинокого Волка прикладывать, что потопчется последний на месте, да и поменяет корзинку на гребешки. 

А может еще подойти старуха с отваром от головной боли.

- Не, - отвечает Одинокий Волк, -  у меня голова не болит!

-А вдруг заболит? – переспросит седая хозяйка отвара. Да такие глаза большие сделает, а в них так темно и глубоко, словно на дне осенней речки, что у индейца внутри все похолодеет. И покупает отвар.

Бывало, проходят красивые девушки, и куклы глиняные предлагают. 

- Да, у меня-то и детей – нет! – отвечает он на куклы.

- А вдруг, будут? – смеются девушки.

И остается он к концу дня с куклами, отварами, гребешками, может еще глаза змеиные наменять да перья соколиные. Посмотрит Одинокий Волк, как другие индейцы с зажаренными птицами да новыми платьями возвращаются домой, и до того его вдруг злость заедать начинает, что бросается он по базару искать своих благодетелей, чтоб возвращать  корзинки назад. 

Но многие индейцы, выменяв гребешки или бусы на корзинку, уже успевали  переменять  их на новые сандалии или шкуру леопарда. Тогда разгневанный Одинокий Волк найдет в толпе старушку с отварами, и схватит  за худую жилистую руку.  Сколько она глаза не таращит, будет индеец трясти ее, пока она не станет голосить, и не придут сыновья за нее заступаться. Тогда соберется орава  вокруг них, и Одинокий Волк не любящий толпу, осунется и, извинившись, уйдет восвояси. Может еще и девушек, выменявших кукол найти. Те сначала будут смехом заливаться, так как уже и забыли, кому они корзинку выменяли и даже на что – теперь они красуются в новых платья с напомаженными губами. Но Одинокий Волк будет держать их и говорить, что куклы вовсе не нужны ему, и просить вернуть  корзинку. И делать будет это,  до тех пор, пока лица девушек не закиснут и не зальются слезами… Тогда снова любопытствующие индейцы соберутся  на шум. И увидев  толпу, Одинокий Волк бросит к ногам девушек куклу и рассерженный уйдет. По дороге домой столкнется он  с индейцем с его корзинкой, которую утром на гребешки поменял. Тут-то наш герой  не выдержит  и уже со злобой вырвет свой товар у мужчины и кинет в него гребешки. Индеец пошлет  ему вслед проклятия, но Одинокий Волк уже будет возле  дома, довольный, со своей корзинкой в руках. 

---------

Слыла молва о нем, как о странном индейце и многие с опаской проходили мимо его хижины. Побывав  на базаре несколько раз, и перессорившись   с половиной деревни, Одинокий Волк злился, ругался, а потом собирал свои пожитки и искал другое племя. Туда он приходил, показывал свои корзинки, все его с радостью встречали: мало, кто умел такие плести, и помогали строить ему хижину на том, месте, где он выбирал – где-то на краю селенья.

Так дожил он до уже зрелого возраста, поднимаясь все выше по реке, пока не попал в племя ремесленников. И до того ему здесь нравилось, так не хотелось другого места искать, что совсем перестал он на базар ходить. Корзин у него скопилось великое множество.  Он и хижину для них специальную построил, и она заполнилась.  И вокруг хижины они скопились, и везде по двору. А Одинокий Волк  все делал и делал корзинки, потому что нравилось ему ходить в лес, собирать листья лиан, сушить их, переплетать и связывать.

Однажды проходила мимо его хижины индеанка из далекого племени, она отправилась в путь –  чтобы изучать другие племена и собирать древние истории. Увидела девушка великое множество корзин во дворе индейца ( а по душе своей она была очень любознательна) и не смогла мимо пройти. Когда заметил Одинокий Волк наглую девушку без спроса прошедшую в его двор, вначале он рассвирепел, но до того она мило и по-детски наивно глядела, что индеец  даже опешил.

- Сколько у тебя чудесных корзинок! – восхитилась девушка. Ее звали  Попрыгунья. – Я никогда, - растягивая слова, проговорила она, - не видела столько корзинок!

Индеец, в этот момент рассекал лианы и чуть не порезал себе палец. Он отложил нож и внимательно посмотрел на девушку.

- Если хочешь  - бери,  - глядя из подо лба ответил  он ей.

Индеанка  так обрадовалась, запрыгала на месте, что Одинокий Волк смущенно заулыбался. До того Попрыгунья была беззаботная и легкая, от чего  вызывала в индейце какие-то странные непривычные и смутные чувства…

Она побежала выбирать корзинку, долго ходила возле рядов, останавливалась, трогала плетенья кончиками пальцев, смеялась, осматривала следующую. Индеец стоял возле своего рабочего камня и наблюдал за ней.  Попрыгунья бегала возле корзинок, снова останавливалась, доставала понравившуюся, примерялась и наконец, выбрав маленькую круглую корзинку, подошла к Одинокому Волку.

-Вот эта, мне о-о-очень нравится! – восхищенно сказала девушка.

- Угу…- пробубнел индеец  и принялся дальше работать с листьями лианы.

-Спасибо, тебе! – не унималась Попрыгунья и подошла ближе к Одинокому Волку. – А хочешь, и я тебе что-то подарю?

Она сняла с плеч походную сумку, долго рылась внутри и где-то из глубины ее достала сверток. Развернув его, протянула  руку индейцу, жестом отрывая его от работы. Он, не хотя, заглянул в сверток и увидел там: кусочки смолы причудливых форм, засохших жуков, ракушки, голубые кристально-прозрачные камушки и темно-зеленые с серебряными вкраплениями, амулет, сушеный цветок и корень похожий на человека.

- Это волшебные предметы! Выбирай любой! – тыча, едва ли не в грудь, индейцу сверток, прямодушно улыбаясь, предлагала Попрыгунья.

Одинокий Волк недоверчиво оглядел ее. Снова ему предлагали что-то совершенно не нужное, но кроме этого еще и в принципе бесполезное. Но с другой стороны: корзинку-то она и так заполучила...  Он усмехнулся и еще раз поглядел на скарб девушки.

-Бери, что хочется! – от души предлагала Попрыгунья.

-А если мне ничего не хочется? – с вызовом воскликнул индеец.

Девушка погладила свободной рукой свои густые черные волосы:

- А что бы тебе хотелось? – с улыбкой спросила она.

Чтобы ему хотелось? Да, кто она такая, собственно говоря, что задает такие вопросы? Чтобы ему хотелось? Может горячей похлебки или сока диких ягод? Может пуститься в путешествие вниз по реке? Может обнять веселую Попрыгунью и ощущать ее дыханье на своей груди? Хм… что бы ему хотелось…

- Мне хотелось бы, чтобы индейцы на базаре не пытались меня провести и наменять мне ненужный товар! – со злобой в голосе проговорил Одинокий Волк. Попрыгунья внимательно на него смотрела, словно ждала еще чего то.  – Вот чего бы мне хотелось! – твердо добавил мужчина, - И как ты мне с этим можешь помочь?

Девушка закусила губу, повела глаза в сторону, потом посмотрела на небо, не поднимая головы, и покачала головой, словно соглашаясь с чем-то внутри.

- Есть у меня кое-что, что тебе поможет! – ответила Попрыгунья, посмотрела внимательно на сверток с волшебными предметами и, выудив  засушенного рогатого жука с длинными черными усами, протянула его Одинокому Волку: 

- Бери!

Индеец помешкал и взял жука:

- И как он мне поможет?

-Когда пойдешь в следующий раз на базар возьми его с собой и повесь на груди. Только ты не стой в стороне, а ходи по базару и спрашивай у жука: подскажи, жук усатый, что здесь мне нужное, чего мне здесь хочется? Жук тебе подскажет. Только слушай его в тишине своих мыслей. Тогда ты будешь точно знать, что тебе нужно, и никто не сможет тебя обмануть!

Одинокий Волк улыбнулся в ответ, и положил жука перед собой на камень.

Попрыгунья аккуратно свернула свои волшебные камушки да корешки, засунула их глубоко в сумку,  и, попрощавшись, отправилась дальше в путь. 

Как только она повернула за угол хижины и скрылась из виду, индеец приложил жука к груди и быстро проговорил:

- Жук! Усатый жук! Что мне здесь нужное? Что мне здесь хочется? 

Но жук молчал. Одинокий Волк еще несколько раз переспросил. Но жук продолжал безмолвствовать. Тогда индеец уже хотел запустить подарок подальше за хижину, как вспомнил, что Попрыгунья сказала, слушать его в тишине мыслей. Одинокий Волк повесил волшебного жука на тонкий обрезок кожи и зацепил его себе на шею, так что жук оказался на уровне груди. И попробовал спросить неспешно, прислушиваясь внимательно к волшебному жуку. Жук молчал. Индеец снова медленно и сосредоточенно повторил внутри себя волшебные слова. И вдруг он услышал!

Жук заговорил с ним из его груди: вначале это были бессвязные отрывки и виденья,  а потом он отчетливо увидел, как идет по селенью Попрыгунья, а что-то внутри прокричало: Останови ее!

 - Чего еще! – отмахнулся индеец и сорвал с себя жука. Бросив его в сторону корзинок, Одинокий Волк принялся яростно резать лиану…

--------

Шли дни. Индеец  сушил лианы, делал новые корзинки. Поскольку складывать их было больше некуда – он ставил их возле забора, и теперь у него постепенно вырастал второй забор из корзинок. 

Когда солнечные лучи, только появлялись на горизонте, вместе с ними в памяти Одинокого Волка возникал образ милой Попрыгуньи: как она протягивает ему жука. А когда солнечный диск светил высоко над хижиной индейца, он вспоминал, как она смеется и смех ее отзывался где-то глубоко в его сердце. Порой под вечер, относя новые корзинки к забору, он останавливался и разглядывал их, пытаясь уловить ту же  красоту, которую заметила в них Попрыгунья. Иногда ночью он вдруг пробуждался,  и ему казалось, что она лежит рядом и гладит его плечи. Но, глубоко вдохнув, он видел, что ее нет, и только свет луны освещал пустоту на его ложе.

Прошло еще время, и воспоминания о чудесной Попрыгунье понемногу стали затираться из памяти Одинокого Волка. Так быть может он и забыл ее навсегда, если бы не одна случайность. 

В один из дней, оглядев свое жилище и место вокруг него, вдруг почувствовал индеец такую тоску, оглядел он горы корзинок, и воспылал к ним лютой ненавистью. Решил он сжечь их в одночасье недалеко в лесу. Стал индеец  их собирать и связывать, чтобы унести.  Как вдруг в одной из корзинок нашел засушенного жука, что подарила ему Попрыгунья. 

До того безысходность заела индейца, что решил он нацепить жука и пойти таки на базар, чтобы найти там, то что он хочет! На следующий базарный день, Одинокий Волк выбрал самые красивые корзинки и отправился в путь.

В центре селенья собралось как всегда много индейцев из племени  ремесленников и селений, что ниже и выше по реке. Все они принесли свои лучшие изделия и добычу. Гордо выпрямив спину,  неся корзинки немного впереди себя, индеец зашел на базар, и стал ходить среди рядов. Но от криков, запахов и ярких цветов помрачнело у него в голове и, осунувшись, пришел он, как и прежде, на край базара,  и ожидал,  что к нему подойдут и предложат что-то.

Так, опустив голову, стоял он, как вдруг услышал, что внутри него жук говорит:

- Что же ты, опять  грустишь? Ты же пришел сюда найти то, что ты хочешь? Ну, так ищи!

Одинокий Волк посмотрел на жука и задумался.

- Ну что ж стой здесь, - продолжал жук,  - а потом вернись домой и сожги все, что ты делал месяцами… Думаешь полегчает?

Индеец сжал зубы и нахмурил лоб.

- Пойди просто попробуй! – не унимался жук. – Просто посмотри, что тебе понравится?

Индеец сжал кулаки, сделал глубокий вдох  и вновь пошел к рядам менял.

Могучий охотник с поясом из крокодильей кожи предлагал головы и шкуры леопардов, антилоп, зебр. Одинокий Волк замешкал возле блестящих на солнце шкур, сделал к ним шаг, и попятился назад.

- Потрогай! – то ли скомандовал, то ли предложил жук.

Индеец дотронулся  к шкуре зебры.  Подушечками пальцев он ощутил мягкие короткие волоски. Рукой  провел по полоскам: белая…черная…белая…

Одинокий Волк представил, как возлежит на такой чудесной шкуре у себя в хижине. «Хорошо!» - пронеслось у него в голове. Сам не зная как, он выменял шкуру на четыре корзинки и бодро пошел дальше по базару. 

Перед ним было великое множество вкусностей и красивостей. Ароматы трав и специй дурманили, пестрые одеяния влекли к себе, одомашненные животные блеяли на все лады, а менялы громко кричали, нахваливая свой товар.

Индейцу предлагали бусы, инструменты, лепешки, тайные знания, посуду, тертые снадобья, тотем, сок из диких ягод… Он нюхал, пробовал, трогал, примерял…  И прислушивался, сам уже не понимая, то ли к жуку, то ли к себе: хочется ли ему этого? Нравится ли ему? И если он получал ответ: «да!», тут-то он вдруг обнаруживал в себе неизведанную до сих пор особенность: правдами и неправдами он добывал интересный для него товар. Если меняла не знал, что ему нужно -  Одинокий Волк убеждал, что тому нужны его корзинки, а если корзинки все-таки были не нужны – то приглашал еще одного или двух индейцев, чтобы составить благоприятный для всех обмен. 

Индеец  развил такую бурную деятельность, что скоро корзинки закончились, и он бегал за ними еще два раза домой…

Вечером, разложив все приобретения, мужчина прибывал в неком не виданном состоянии духа. Энергия в теле бурлила, глаза сияли, и он ясно чувствовал: жизнь его стала другой!

Ночью он спал блаженно, на новой шкурке, вдыхая ароматы чудесных предметов, наполнивших его хижину. А утром - собрал небольшую корзинку, которую можно было носить на спине, и отправился в путь.

Конечно же, Одинокий Волк отправился искать Попрыгунью, и оказалось, что дело это не сложное. Ибо, где бы она не появлялась, всегда после себя оставляла какой-то приятный след. Кому-то помогла, кого-то подбодрила, одного послушала, другому подарила один из своих волшебных предметов, с кем-то посидела у огня, а кому-то поднесла воды…

В одном из селений Одинокий Волк нашел ее, помогающую старушке собирать ягоды. Когда она увидела его, то ничуть не удивилась, казалось, девушка ждала его прихода. Попрыгунья подбежала и крепко-крепко обняла его.

Вечером они сидели у хижины, стоящей прямо у реки, и наблюдали втроем, как заходит солнце. Пожилая женщина рассказывала сказки, о далеких селеньях и людях живущих в них. А Одинокий Волк, обняв Попрыгунью, ласково гладил ее волосы. Жук на груди ожил и, развязав шнурок, индеец отпустил его. Жужа, и быстро махая крылышками, жук улетел далеко-далеко.